Пять уровней сострадания

Конспект интервью Алекса Ховарда с Габором Матэ
Габор Матэ
канадский врач-психотерапевт, признанный специалист по лечению психологических травм и зависимостей, писатель, оратор и политический деятель
Алекс Ховард
основатель проекта "Осознанная жизнь"
Своей серией интервью с различными экспертами Алекс Ховард, основатель проекта Осознанная жизнь, постарался представить различные подходы к общему исцелению травмы на пути духовного пробуждения общества.

Сегодня мы предлагаем познакомиться с основными моментами его интервью со знаменитым венгерско-канадским врачом-психотерапевтом, оратором и писателем, имеющим многолетнюю практику работы с людьми с наркозависимостью, Габором Матэ. Популярность работ Габора Матэ настолько широка, что только одна из его книг «Голодный призрак» была переведена на 25 языков. Он получил широкое признание, как спикер по темам зависимостей, травмы, синдрома дефицита внимания, отношения со стрессом и болезнями.

Диалог собеседников начался с темы суперэго. Критический голос нашего суперэго часто нашептывает: «ты не заслуживаешь этого», «ты не можешь это сделать», «ты не сможешь получить то, что ты хочешь». Давайте попробуем пролить свет на суперэго через призму работы Габора Матэ.

Доктор Матэ считает, что суперэго относится к «я» или «сверх-я». На самом деле изначально это голос родителей, которые часто говорят своему ребенку «ты хороший или недостаточно хороший», «ты должен поступить так или ты не должен поступать так», «это плохо или аморально», и т.д. Матэ полагает, что проблема лежит глубже. У всего есть своя эволюционная цель.

Система сама по себе не безумна. В любой живой системе заключена мудрость. И когда система подвергается давлению, она проявляет свою мудрость.

Даже когда вы заболели, находитесь в депрессии или оказались в не очень хороших отношениях, изначально, у всех этих явлений есть цель. За каждой целью скрывается мудрость. И эта мудрость заключается в нашем выживании.

Если привести в пример ребенка, который был в состоянии ярости, злился, но подавлял свои эмоции, можно обнаружить мудрость ребенка в подавлении им своей ярости. Поступая таким образом, ребенок проявляет заботу о себе, иначе он просто не выживет. Внутри ребенка звучит голос «я недостаточно хорош», «я плохой» и это не только внутренний голос родителей, от которого можно легко отказаться, за ним может скрываться нечто более глубокое.
Отношения между ребенком и отцом, например. Отец плохо обращался с ним, не заботился о его потребностях. Есть два фундаментальных предположения, которые мы можем сделать с точки зрения ребенка. Первое – мой отец не способен любить меня. Я один-одинёшенек в этом мире. А мне всего лишь год или два. Либо, ребенок предполагает, что это с ним что-то не так и если он будет очень стараться, тогда его, возможно, полюбят. Какое из этих предположений безопаснее для ребенка?
Отвечая на вопрос Матэ, Алекс предположил, что, скорее, второе предположение безопасней. Потому что ребенку безопаснее верить в то, что его родитель прекрасен и идеален. Всегда легко обвинить самого себя.

Габор согласился c Алексом, ребенок может говорить себе «если бы я был достаточно добр, я бы мог оправдать свое существование». Ребенок учится как быть любимым. Это выживальческая цель – не верить в то, что отец может быть безжалостным. Даже если впоследствии окажется, что отец поступал так намеренно. В этом весь смысл адаптации. Всегда есть цель. В этом-то и состоит проблема.

Дело в том, что привязанность или желание быть привязанным к кому-либо это очень уязвимая позиция. Габор предложил – «Алекс, представь, например, если я подойду к тебе и скажу: «Алекс, я действительно очень хочу, чтобы ты меня любил». Это очень уязвимо. Твоя реакция может быть любой, ты можешь просто не ответить мне.

Когда кто-то развивает какой-то способ искать вашу привязанность, вы не так уязвимы. Потому что этот кто-то просто говорит об этом. Суть в том, что опыт младенца, когда он был маленький, с открытым сердцем, был опытом причинения ему вреда. Мы не хотим быть уязвимыми. Потому что, когда мы уязвимы, нам причиняют боль. И тогда я начинаю искать менее уязвимые способы осуществлять привязанности. Все очень просто.

Обезличивая привязанность, вы обеспечиваете себе менее уязвимую позицию. И если вы не получаете того внимания, которое вам необходимо, вы будете стараться быть все более привлекательным. Вы будете пытаться быть привлекательным разными способами. Один из них – быть физически привлекательным, и вы будете проводить половину своей жизни перед зеркалом, прибегать к пластическим операциям, мы все делаем что-то подобное. Потому что мы просто хотим привлечь к себе внимание. И если вы не получаете подтверждения вашей правоты, чего-то из области ваших ожиданий, то вы всяческими способами пытаетесь завоевать одобрение людей. Таким образом, победившая личность всегда находится в контакте с тем, чтобы завоевывать одобрение людей.

Если вы переоценили себя чтобы соответствовать ожиданиям других, то вы будете доказывать свою ценность. Если вы заставили чувствовать самого себя особенным, то вы можете стать очень требовательными. Обращаясь к политике, если вы хотите, чтобы вас считали тем, кем вы себя считаете, то вы будете стремитесь впечатлить людей своими атрибутами. Если вы хотите, чтобы вас любили таким, какой вы есть, то вы можете стать очень милым, чтобы нравиться людям, и тогда вы никогда не будете демонстрировать свои истинные эмоции, чтобы не показаться неприятным. Если вы не будете любить себя такими, какие вы есть, вы можете быть очень очаровательными, всегда очаровывать людей. И все наше общество следует этим фальшивым атрибутам и все эти атрибуты просто замещение нашей подлинной потребности в привязанности. Мы идентифицируем себя с такими фальшивыми атрибутами и впадаем в сильную зависимость от них. Зависимость развивается от нашей неудовлетворенности. Сложно получить удовольствие от того, что работает неправильно. Героин делает ваши ощущения теплыми, любвеобильными, открытыми, но на короткий промежуток времени, и вам хочет еще, еще и еще. Вы становитесь все более зависимыми. Тоже самое происходит и с желанием быть очень привлекательным, тоже самое происходит, когда вы стремитесь быть всегда приятными.

Никакой способ не способен вас удовлетворить, так как всегда есть сводящее все на «нет» подозрение – «они действительно любят меня?», «я действительно нравлюсь им и то, что я делаю ради них?», «они уделяют внимание, потому что они действительно заботятся обо мне или это потому, что я создаю у них привлекательное представление о себе?». Нет полноценного партнерства и общения с другими, в котором вы так нуждаетесь. Но это очень затягивает.
Алекс Ховард вернулся к вопросу работы с травмой и куда может завести контроль своего собственного поведения в попытках удовлетворить свою потребность в любви, через создание вымышленного образа, например в социальных сетях.

Что может стоять за этим?

Основываясь на своем опыте работы, Габор предлагает подход к проблеме через ее исследование. Продолжайте спрашивать себя, о чем все это, что я таким образом пытаюсь компенсировать? В процессе такого исследования то, что вы на самом деле ищите, рано или поздно выходит на поверхность. В конце концов вы задаетесь вопросом «Почему я оказался в таком полном одиночестве?». Вы просто потеряли связь и дистанцировались от себя истинного. Но это никогда не уйдет, от этого не избавиться.

Алекс отметил еще один из вызовов, который состоит в том, что элемент зависимости может являться своего рода вознаграждением. Очень часто жизнь людей может быть построена вокруг различных вымышленных образов и ролей, будь то в личной жизни или в карьере, для поддержания которых человек создает соответствующие паттерны поведения и вынужден поддерживать их. Сложность состоит в том, чтобы разрушить способы, благодаря которым была сконструирована целая жизнь вокруг таких паттернов.

Габор согласился с этим. Получается, что человек осознает такое положение дел на личностном уровне, идентифицирует такие паттерны поведения и они срабатывают. В свою очередь, мир вознаграждает его за то, что он предает самого себя. В результате общество вознаграждает вас за ваше предательство себя. Это довольно мощное заявление.

По мнению Габора это не вопрос отказа от подлинной приверженности себе, своей подлинной уникальности, подлинного призыва к созиданию, вопрос состоит в том, откликаетесь ли вы на призыв или вами управляют. Если вы следуете за зовом, вы принимаете на себя ответственность. Если же вы в состоянии ведомого, то вы точно не на водительском месте. Вы тогда похожи на лист дерева, который несет ветер. Вас постоянно опрокидывает и кувыркает. В конце концов вы оказываетесь в беде. И тогда дело не в том, что ты просто сдался, возникает вопрос о том, кто за это отвечает? Вас заставляют что-то делать или вы были призваны сделать это сами. В конце концов, я могу призвать вас сделать что-то, но вы можете выбирать делать это или нет. Либо обнаружить, что вас заставили что-то сделать и у вас нет выбора.

Алекс упомянул про страсть и вовлеченность, по которой можно определить, насколько нравится вам то, что вы делаете. Вы можете задавать себе вопрос, если я это сделаю, буду ли я чувствовать себя лучше, повлияет ли такое действие на качество моей жизни. Каким-то образом речь идет о меньшей привязанности к результату, но больше о состоянии, которое я испытываю в процессе.

Габор отметил, что, когда вы находитесь в позиции ведомого, вы испытываете состояние постоянного напряжения. Отклик на зов — это не напряжение. «Я учу своих студентов: всякий раз, когда у вас возникает напряжение, оно требует внимания. Не переставайте обращать внимание на моменты напряжения. Если вы замечаете напряжение, скорее всего, вы ведомы. Обращайте внимание на то, что с вами происходит.»
На чем акцентирует внимание Габор, так это на том, чтобы обращая внимание на свои напряжения, учиться распознавать ценность собственной жизни. То первое, что проявляется через напряжение, – учится отмечать и проявлять к этому немного сострадания.
Задача состоит в том, чтобы увидеть, признать то, что стоит за напряжением, расслабиться и сказать себе «я больше не нуждаюсь в тебе». В какой-то мере такое явление можно отнести и к суперэго. Просто на него можно посмотреть под другим углом.

Для некоторых людей суперэго звучит немного разрушительно. Может возникать чувство стыда за само его существование. Но мы можем отнестись к нему с состраданием. В какой-то момент, даже чувство вины может служить вашему предназначению.

В разговоре возник вопрос о том, что помогает культивировать в себе сострадание, особенно, когда мы говорим о сути травмы и о ситуациях, когда человек пережил травму. Что помогает культивировать сострадание к себе?

Из опыта Матэ, все начинается на первой сессии с клиентом, когда происходит непосредственное взаимодействие с человеком, в ощущении его присутствия. Матэ помогает клиенту раскрывать сочувствие к себе как к человеку, чтобы позволить ему проявиться. Он привел в пример работу с людьми, которую наблюдал ранее Алекс и подчеркнул, что в такой работе люди проявляли сочувствие к себе, не чувство сострадания, а именно со-страдание к себе. В обоих кейсах, о которых говорили собеседники, было важно то, что клиенты делали это в присутствии другого. Сострадание в присутствии другого — вот, что для этого нужно. Мы можем делать это, как это делал Будда, сидя под деревом в поисках себя, и не важно сколько времени это займет. Такая работа происходит там, где есть присутствие учителя, проводника, т.е. того, кто может быть сострадательным и только сострадание может помочь людям увидеть всю правду о себе.

Раскрытие сострадание в себе — это работа, которая предполагает взаимодействие.
На вопрос о том, как мы можем обрести сострадание, Габор Матэ ответил, что в исследовании темы, благодаря собственным наблюдениям, он обнаружил пять уровней сострадания. В какой-то мере такое открытие может дать ответ на вопрос.
ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ. Габор называет его обычным, человеческим состраданием. «Я не имею в виду банальное сострадание, сострадание, которое способны испытывать мы все. Сострадание, которое заключается в самом значении этого слова [прим. на английском языке сострадание звучит как compassion]. В слове есть корень «passion», который может означать страдание, как страсти Христовы. Полное слово «com-passion» сострадание означает «страдать вместе с…». Когда кто-то страдает, я чувствую себя плохо из-за этого. Но я не хочу, чтобы он страдал — это обычное человеческое сострадание.

Между прочим, не только человек им обладает, оно есть у млекопитающих. Крысы, находящиеся в лабораторных условиях, продемонстрировали способность сострадать.

Получается, что есть механизмы, которые приводят к активации определенных участков головного мозга для проявления заботы о другом. У нас есть целая система, которая создана таким образом, чтобы мы могли заботиться о других. Не имей мы такой системы, ни один ребенок бы не выжил. Но эти выстроенные связи в нашем головном мозге у большинства людей в результате травмы сильно пострадали. Ваша система заботы будет функционировать в соответствии с системой заботы другого. Некоторые люди не могут чувствовать другого человека вообще, но они могут чувствовать, например, животное. Это первый уровень сострадания, и он самый простой. Я могу чувствовать живое создание и его страдание. Но этого недостаточно. Необходимый уровень, но недостаточный.»

ВТОРОЙ УРОВЕНЬ СОСТРАДАНИЯ. Габор называет его состраданием понимания. Он означает, что, когда я вижу, что ты страдаешь, я хочу понять почему ты страдаешь? Я могу сочувствовать тому факту, что ты бездомный, зависимый или страдающий иммунным заболеванием. Но недостаточно просто знать об этом. Важно понять, что случилось, важно быть крайне любознательным и пытливым.

ТРЕТИЙ УРОВЕНЬ – это сострадание признанию. Его суть в том, что я не вижу своего отличия от тебя. Я признаю, что я такой же как ты. Габор обратился к своей практике работы с зависимыми людьми в Ванкувере, где он столкнулся с высокой степенью зависимости от практически всех существующих в мире наркотических веществ, в результате чего у людей развивались различного рода тяжелые заболевания. В ходе этой работы Габор обнаружил, что не видел никакой разницы между собой и ими. «Я такой же зависимый, как и они, только не до такой крайней степени. Внутренние проблемы, которые приводят к поиску удовлетворения во внешнем мире, чувство опустошенности, нечестность способов, которыми я пытался почувствовать эту пустоту, манипуляции – все это я разделял со своими клиентами. В этом и состоит сострадание признания. Мы все в одной лодке.»

ЧЕТВЕРТЫЙ УРОВЕНЬ, с которым столкнулся Габор, это сострадание к истине. «Я не хочу принимать на себя эту боль, я хочу знать правду. Правда может быть болезненной. Я не хочу принимать на себя эту боль, но у меня могут быть определенные вопросы. Как вы видите, я не перестаю задавать вопросы, даже если такие вопросы причиняют боль. Это не означает, что я хочу, чтобы человек чувствовал боль или, что я хочу ранить человека, это было бы манипулятивно. Я никогда не пытаюсь делать такое. Но я не должен воздерживаться от того, чтобы задавать вопросы, даже если они приносят боль и печаль. Потому что я считаю, что правда необходима. И я называю это сострадание к правде.»

ПЯТЫЙ УРОВЕНЬ – сострадание к возможности. «Я не рассматриваю людей как объекты. Я вижу, что люди - это наполненные, прекрасные человеческие существа, такие как они есть. А это возможности, которые могут проявиться в любой момент. Я не утверждаю, что могу делать это все время, иногда я так совсем не делаю. Но я осознаю такую возможность. Это и есть сострадание к возможности.»

В диалоге возник вопрос, связанный с состраданием к истине, к правде. При травматическом опыте, когда человек в прошлом пережил ужасные для него события, возникает естественное желание больше не думать об этом событии, не помнить и не чувствовать, то, что было пережито когда-то. Возникает, своего рода, отвержение. При этом существуют психологические подходы, духовные учения цель которых отпраздновать процесс прохождения через травму в момент позитива, когда все позади. Почему правда так важна и эффективна?

Габор привел метафору божественного воплощения, где бог может оказаться не таким уж и хорошим парнем, а может явить себя вполне жестоким. Но суть заключается в тех словах, которые бог произнес Моисею из горящего куста «я такой, какой я есть». В этом и заключается проход к истине – «я такой, какой я есть». Вам может казаться, что бог это некто, сидящий где-то на своем троне, требовательный, беспристрастный, но он может быть чувствительным, преданным и верным своей сути. Правда состоит в том, что все, что он совершает, он делает с удовольствием, даже если его действия могут причинять боль и страдание. Правда важна. Игнорирование правды также создает страдание. Все очень просто. Говоря иначе, когда мы игнорируем сущностную природу истины или закрываемся от правды, мы игнорируем себя и отказываемся от того, кто мы есть на самом деле.

В широком смысле, правда включает в себя все, даже боль от страданий других людей, которые мы сейчас наблюдаем в мире. Игнорируя правду, вы игнорируете вашу природу и неважно, о чем идет речь, будь то изменение климата, израильско-палестинский конфликт, война в Ираке, в Афганистане или неравенство людей в обществе. Создается так много страданий, но люди отказываются от этого из-за отсутствия правды. Истина просто требует самою себя, и мы можем игнорировать это требование и продолжить создавать страдания для самих себя. Вот почему Будда говорит о благородной истине.
Поделиться статьей
Подписка на новости проекта
Подписка на новости проекта
Мы пишем вам два раза в неделю, делясь новостями, возможностями и вдохновением