Исцеление межпоколенческой травмы

Конспект интервью Тирзы Файерстоун
Тирза Файерстоун
доктор философии, писательница, юнгианский психотерапевт, лидер международного Jewish Renewal Movement, ученая и преподаватель
Мы продолжаем знакомить вас с серией интервью с различными экспертами от команды проекта "Осознанная жизнь". Эта серия интервью раскрывает разнообразие подходов к исцелению травмы.

Конспект интервью соведущей конференции по травме Джайи Бристоу с раввином Тирзой Файерстоун [Rabbi Dr Tirzah Firestone].

Раввин Тирза Файерстоун широко известна своей новаторской работой по каббале, глубинной психологии и реинтеграции традиции женской мудрости в иудаизм.
Беседа началась с обсуждения вопроса почему важно осознавать связь поколений. Когда вы пробуждаетесь, вы сталкиваетесь с огромным множеством кризисов в современном мире, начиная с пандемии, глобального изменения климата, заканчивая буллингом – частым явлением в нашем обществе. Достаточно просто утром открыть газету и чтение может вызвать травму, реакцию тревоги в нашей нервной системе. Это ни хорошо, ни плохо. Такое положение дел означает, что вы пробудились, вы живой. Духовные практики, занятия йогой, медитации делают нас более внимательными к контексту, в котором мы живем. Но надо понимать, что то, через что мы проходим прямо сейчас, имеет более широкое значение – те кризисы, с которыми мы столкнулись, являются продуктом того, что происходило до нас. Испытывая сильную боль, люди ищут ответы. Мы в некотором смысле понимаем, что факты, с которыми мы сталкиваемся сейчас, являются продуктом событий, которые произошли с нашими предками. Они не корректировались, не прорабатывались и докатились снежным комом до наших дней. Пробудившись, мы теперь должны иметь дело с ними. Такое происходит не только на индивидуальном уровне, такое происходит на коллективном уровне постоянно. Чем больше мы пробуждаемся, тем больше видим, что что-то осталось незавершенным, не усвоенным целыми поколениями, и мы чувствуем, как все это заземлилось в нас.

В любом случае, травма на коллективном уровне требует для переработки больше пространства.

Сейчас очень много внимания уделяется вопросам травмы, в том числе межпоколенческой, родовой. У нас есть доступ к различным научным исследованиям, они публичны и открыты. За последние десять лет основные исследования в этой области стали достоянием общественности, и общественности известно, где сейчас находится наука в вопросе коллективной травмы. Даже в области эпигенетики, которая, в большей или меньшей степени связана с вопросом, есть очень интересные и увлекательные исследования, которые демонстрируют нам влияние окружающей среды, различного рода стрессов - стресс бедности, стресс войны, стресс выселения, миграции, и т.д. на нашу генетику и как эти виды стресса задерживаются в наших системах.

Тоже самое происходило с системами наших предков задолго до нас. Исследования показывают, что влияние разных факторов на нашу генетику могут быть переданы даже в рамках одного поколения. Они дают возможность для серьезной саморефлексии и ответа на вопрос – а каков мой контекст? Мой контекст гораздо шире, чем я есть. Какое отношение ко мне имеет прошлое? Возможно, беспокойство и тревога, которые появились в моей системе, нервозность или состояние, при котором я могу свалиться в любую секунду, стыд и другие чувства, которые могут возникать в самой различной и широкой палитре - они могут быть и не вашими. Эти исследования широко распространены благодаря работам Дэна Сигала, Бессела Ван Дер Колка, Рэйчел Иегуда - они более известны широкой публике. Знакомясь с такими работами и благодаря развитию нашей осознанности, мы понимаем, что мы гораздо шире и больше. Мы не изолированы каким-то одним временным периодом, но мы взаимосвязаны с людьми всего мира, даже с теми, кого уже нет.
Когда мы говорим об уровнях травмы, включая межкоколенческую травму, как еще один слой, все они влияют на то, как человек живет сегодня. Что можно сказать о родовом исцелении? Что точно Тирза имеет в виду под исцелением предков и чему она обучает?
Исцеление предков или межпоколенческое исцеление — это возможность посмотреть откуда мы пришли, кто мой народ, через что этот народ прошел. Возможность посмотреть с точки зрения социальной экономики, социальной политики, факторов, которые сформировали этих людей так же, как события наших дней формируют нас сейчас. С какими разрывами они жили на уровне личной травмы, переживаемой в своих домах, и на уровне травм, которые переживало общество, с которыми им приходилось справляться. Каковы были их ресурсы – их уровень образования, какими дарами они обладали, что было их достоянием и капиталом, от чего они страдали - и как эти ресурсы продолжают жить в нас.

Мы разворачиваемся к своим предками, мы задаем вопросы – какие у них были травмы и раны, которые они не смогли вылечить, потому что так складывалась ситуация. Что они не смогли переработать, переварить только потому, что им надо было просто быстро собраться и бежать, у них была необходимость скрываться, как это было во времена Холокоста или в периоды изгнания из Ирана. Каково же влияние травмы, которую не смогли переработать предки и ее остатки каким-то образом уместились во мне, в моей системе или в системе поколения моих детей. Сам разворот лицом к своему прошлому, к людям прошлого дает возможность ослабления его влияния.

Говоря о межпоколенческой травме, Тирза отмечает, что у такой травмы очень много лиц. В пандемию Тирза много практиковала через расстановки в персональной работе. Поле расстановок включает в себя семьи, где называют всех членов семьи и адресуются к ним. Для многих людей это был радикальный сдвиг, так как не было возможности быть вместе физически.

Многие специалисты, кто проводил расстановки обнаружили, что наш разум и наша способность воображать настолько сильны, что работу можно было проводить онлайн. Стало возможно проводить даже различные священные ритуалы. Было похоже на вызов, но практика нескольких месяцев показала возможность проведения расстановочных ритуалов, соприкосновение с шаманским полем, практик родовых исцелений, и т.д. онлайн. У людей была возможность говорить о своих ранах и дать выход заблокированным, непроработанным травмам, продолжить расслабление травмы, ослабить замороженность, дать место чувствам стыда и боли. Эта работа принесла свои плоды, она повлияла на современные семьи и текущие отношения.
Тирза упоминала групповую работу офлайн и онлайн, о важности в таких ритуалах произносить и называть травму. Как обычно проходит такая работа? Как люди попадают в поток и освобождаются?
Тирза предложила зрителям попробовать небольшую практику. Безусловно, у вас есть предки, люди, кто был еще до вас. Возможно, вам посчастливилось знать ваших родных бабушек и дедушек по крови, но возможно, вы помните свою любимую няню. У нас у всех есть очень глубокая связь с такими людьми.

Тирза предложила закрыть глаза, представить этих людей в вашем ментальном поле. Расширьте ваше поле воображения шепча их имена. Как вы их обычно называли? Возможно, это были какие-то свои особенные имена, используйте их, это важно. Представьте, что вы их зовете в это пространство. Вы пробуждаете их, пробуждаете их присутствие, их души. Допустите идею, что это может происходить в этом физическом мире. Энергия души этих людей доступна вам. Теперь мы призываем мудрых, благонамеренных предков, чтобы они воплотились и пришли к вам со всеми своими ресурсами любви, которая никогда не умирает, с резонансом, который эти люди оставили после себя, покинув это физическое место. Не забывайте дышать. Дыхание поможет вам замедлиться. Шепчите их имена и все, что приходит к вам в этот самый момент.

Вы можете так набраться сил, напитаться хорошей энергией, позитивной любящей добротой. Подумайте о вашем проекте или чем-то, что вы пытаетесь исцелить и скажите «я могу использовать вашу помощь, любовь, доброту». Представьте, что вы открываете источник, открываете канал от ваших предков к вам. Вот для чего существуют предки – они ведут нас, защищают нас, помогают нам своей мудростью. Просто представьте, что вы открыли канал и получаете всю их любовь, которая наполняет вас, потому что так хотят ваши предки и так хотите вы. Таким образом мы чтим наших предков, мы используем их, используем их любовь. Таким способом мы можем получить много помощи, которая доступна нам, которая благотворна и мудра, а не тревожна и болезненная. Предки в первую очередь наполняют нас силой и делают нас сильными. Продолжая представлять этот канал потихоньку потрите руки и возвращаетесь к нашей дискуссии.

Тирза упомянула, что как-то один из участников ее практик отметил, что в его семье очень много болели, уходили рано и он никого не может вспомнить. У Тирзы есть два взгляда на такое положение вещей. Во-первых, у нас у всех есть предки, даже если мы их не знаем лично и не сталкивались с ними. Когда мы углубляемся в наши связи до прародителей, мы не знаем их имен и не знаем, как они выглядели. Во-вторых, очень важно помнить, что всегда есть исторические фигуры, которым мы можем подражать. Люди, которые были храбрыми, творцами, что-то меняли в мире. Такие фигуры, как Ганди или Линкольн, их интеллект, храбрость вдохновляют нас. Некоторые духовные традиции учат нас, что, когда вы произносите имя вашего мудрого, благожелательного предка, он приходит к вам. Вы почувствуете это, если у вас есть намерение и чувствительность к таким вещам. Они придут к вам, неважно из какого измерения и галактики, и мы можем получить доступ к энергии, силе и заботе людей, живших на этой земле. Конечно, вы можете обращаться к воображаемым фигурам исторических личностей, но наверняка среди известных вам фигур родственников есть люди, которых вы реально можете чувствовать.

Важно доверять таким чувствам и использовать эти чувства, как доступную энергию в моменты, когда мы чувствуем слабость, потерю опоры. Это колоссальный ресурс, которым мы обладаем. Он лежит немного за границами нашего тесного и узкого пространства, где столько проблем и задач, которые нам надо решить. При этом надо быть осторожными. Сейчас достаточно тяжелые времена и много негативных аспектов в нашем поле. Нам надо понять, как оставаться позитивными и использовать инструменты, которые помогут нам заземлиться, получить опору и привести в движение наше тело и энергию.
Важно осознавать, что мы несем в себе не только текущие травмы и стресс, связанный, например с пандемией, а еще у нас есть травма, связанная с историей наших предков. Обращение к нашим предкам может выступать ресурсом в кризисные для нас времена и это касается не только наших прямых, кровных родственников, но и людей прошлого, чьими историями и фигурами мы восхищались. На этом фоне ведущая поинтересовалась историей Тирзы, как она пришла в такую работу.
Тирза дочь немецкой еврейки, которая в 1939 году скрывалась от нацистов. Она потеряла многочисленных родственников и никогда не говорила об этом. Это было очень заряженное поле. Ее историю Тирза узнала в возрасте сорока лет, когда написала свою первую книгу «С корнями на небесах: страстное путешествие одной женщины в сердце ее веры» «With roots in heaven:…» и какой-то человек с австралийским акцентом позвонил ей сказать, что он ее родственник. Книга Тирзы была о травме и ее семье, но она никогда не предполагала, что неразрешенная семейная история могла держать ее в таком зажатом состоянии. Это были ее родители, мама и отец, который отправился в армию и был послан в нацистскую Европу. Позже он оказался в Бухенвальде, откуда был освобожден в 1945. Он был совершенно не готов к таким событиям, он был очень молодым, когда столкнулся с ужасами, был свидетелем смерти большого количества людей. Но в семье он никогда не говорил об этом и только после его смерти Тирза обнаружила фотографии. В своей жизни он видел образы, которые сильно повлияли на него, он разместил их в своём бессознательном и никогда не говорил о них. Конечно же эти события сильно повлияли на него, на его политические взгляды, родительство, ярость. Тирза начала разбираться в этом только тогда, когда начала изучать травму, стала раввином, возглавила специальное сообщество. Только тогда она осознала степень и широту влияния, которое оказала не разрешенная травма на ее семью.

Когда Тирза изучила то, как работает травма – гиперреактивность, гиперактивность, диссоциация, эмоциональная нестабильность, факторы, вызывающие стыдливость, склонность к изоляции, и прочее – она поняла, что часть проявлений это и про ее семью. У нее открылись глаза. Она работала с семьями как терапевт, видела, насколько широко распространены последствия травмы в семьях. Когда мы можем идентифицировать признаки, мы можем понять, что «я - продукт переживших травму». Возможно, я пережил травму в своей жизни и мне необходимо на это взглянуть. Неважно о какой травме идет речь, о личной или межпоколенческой травме. Эти факторы есть в нашей персональной жизни, а также в нашем окружении, обществе. Чем больше растет осознанность в этом вопросе, тем больше мы можем с этим что-то сделать.

Существует такое понятие, как вина выжившего или можно сказать еще о стокгольмском синдроме. В своей книге «Wounds into Wisdom: Healing Intergenerational Jewish Trauma» [Раны в мудрости: исцеление межпоколенной еврейской травмы] Тирза в начале повествования рассказывает о сне, который ей приснился. В свои двадцать Тирза была очень зажата, депрессивна, меланхолична и хотела знать все о своем происхождении. Все, что она знала о своей матери, так это то, что ей удалось выжить, но как и почему?

Однажды ей приснился сон. Она в комнате, полной мертвых людей, практически, со скелетами. В основном, это были женщины, одетые в меха и красивые шляпы. Они устроили чайную вечеринку. Тирза испытала странное чувство. Все эти женщины смотрели на нее. Одна из них подошла и спросила: «Дорогая, что не так с тобой? Разве ты не понимаешь, что твоя жизнь просто прекрасна! Мы уже не можем жить такой жизнью. Мы хотим, чтобы ты жила жизнью, которой мы уже никогда не сможем жить. Живи жизнью, которой мы никогда не сможем жить!». К ней подключился целый хор женщин. С этой мантрой Тирза проснулась посреди ночи и не могла понять, что же такое она слышала. Тирза не могла уловить контекст, но героини говорили с акцентом, с которым могли говорить ее предки. Тирза поняла, что ей необходимо начать жить. Все те уже ушедшие люди хотели, чтобы она зажила жизнью, которой они уже не могли жить. Получать удовольствие от всего, расти, учиться, исследовать, помогать другим. Так начало разворачиваться ее путешествие. Тирзе захотелось жить лучше и быть счастливее.
В работе клиентами Тирза часто отмечает процесс глубокого исцеления. Оно оказывается возможным благодаря развороту к образу и обращение к ранам предков, которые клиенты могут помочь залечить, даже если это касается травмы в их личной жизни.
Большинство читателей понимают, что Тирза имеет в виду, говоря о личной травме, многим они известны - травмы, связанные, например, с плохим родительством, плохие отношения, насилие и нарушение границ и т.д. Когда мы начинаем работать, в поле происходит что-то магическое, чудесное. Например, клиентка, у которой был разрыв отношений с отцом продолжительное время, после старта работы с Тирзой получила четырёхстраничное письмо от своего отца, в котором он извинялся, признавал свою вину, был совершенно раздавлен. Это было как гром среди ясного неба. Другая женщина получила звонок от незнакомца, который сообщил, что нашел вещь, принадлежащую ее дедушке, и предложил ее вернуть семье. Хоть такие вещи происходят на первый взгляд неожиданно, но это своего рода контакт, которого можно добиться путем глубокой медитации. Можно помочь разрешить проблемы своего дедушки, которые в течение жизни он не решился тронуть. В общем, происходит много неожиданного.

Такого рода глубокое исцеление помогает понять, что мы не одни, у нас есть духовная связь с той стороной. У нас есть огромный импульс к собственному исцелению, который помогает уменьшить то, что храниться внутри нас.

Тирза решила поделиться еще одной вдохновляющей историей о женщине, которая родилась в Майями, но по происхождению имеет иранские корни. Она обратилась к Тирзе, потому что ее маленькая дочка испытывала ужасную тревогу, связанную с сепарацией. Они посещали семейного терапевта, прибегали к услугам психолога в школе, но девочка продолжала испытывать стресс. Она не могла оставаться одна в школе, играть с другими детьми, она просто не могла отпустить своих родителей, ни мать, ни отца. Тирза предложила посмотреть на родовое дерево семьи и женщина с гордостью поделилась историей своей бабушки со стороны матери, которой удалось выбраться из Ирана во времена революции. Семья жила достаточно зажиточно, но на заре 80-х решились покинуть Иран, пережив приключения, связанные с переходом границ. В общем, женщина поделилась семейной легендой. Тирза предложила еще раз посмотреть на семейное дерево и рассказать истории семьи, связанные с членами семьи со стороны отца. Оказалось, что женщина ничего не знала об этой части семьи. Тирза предложила ей расспросить отца и родственников. В тот вечер женщина узнала ужасный семейный секрет, который семья предпочла оставить в прошлом. Сейчас воспоминания всколыхнули все эмоции, слезы, подняли чувство стыда, связанное с семейной ситуацией. Мать отца [бабушка со стороны отца], которой было уже глубоко за 70, которая потеряла зрение, скрылась из дома, ни с кем не попрощавшись. Ситуация была довольно опасная, и о ней в семье никогда не говорили. Те, кто знал, что произошло, не стали беспокоить мать клиентки, так как она на тот момент была беременная ею. Похоже, что пожилая женщина умерла спустя месяц, так и не попрощавшись ни с кем, и никто не знал, что с ней реально произошло.

Клиентка пережила шок, горе и тревогу сепарации. Было ощущение разбитого сердца от столкновения с таким ужасным семейным секретом. Ее мать прошла через терапию, ее отец, который считал себя глупым, что позволил такому случиться, смог установить символический памятник бабушке. Семья пошла на то, чтобы переработать свой стыд и горе, связанные с бабушкой. В результате, другой член семьи - маленькая девочка - смогла наконец-то пойти в школу, пройти через все тревоги, которые были наконец ослаблены в семье. Процесс исцеления межпоколенческой травмы начинается с момента, когда вы обозначаете ужас, страх, стыд, проходите через такой ритуал. То, что семья смогла озвучить свой стыд и рассказать свою историю освободило маленькую девочку от зависимости. Против своей воли, девочка жила в страхе сепарации со своей бабушкой, которую она никогда не встречала. Все это может показаться нелогичным, но с маленькой девочкой сейчас все в порядке.

Это небольшой пример семьи, у которой была своя историческая травма. Энергию, которая тратиться на сохранение секрета можно назвать радиоактивной, она транслируется будущим поколениям. Такое произойдет, если не смотреть в направлении работы с травмой прошлого.
Истории, которые рассказывает Тирза, показывают нам, что все взаимосвязано и влияет на будущее, как травмирующий опыт и его наличие, так и исцеление такого опыта.
Почему тема травмы стала такой популярной именно сейчас?

Частично, это связано с исследованиями в области изучения травмы. Мы теперь понимаем больше, как работает травма. У нас также есть огромное наследие больших травм, которые требуют переработки. Это касается не только наших собственных семей, это касается коллективного поля.

Тирза, находясь в Северной Америке, в Rocky Mountains, говорит о том, что она глубоко чувствует все то, что происходит в сообществе коренного населения, то, как в США и Канаде обошлись с коренным населением Северной Америки. Имеется в виду политика насильственной сепарации детей от их семей, помещение их в школы-интернаты, которая длилась десятилетиями. Тирза упомянула акции выражения горя и признания жестокого обращения с детьми коренного населения в школах-интернатах и в католических приходах сегодня – это символ того, что к проблеме повернулись лицом, символ признания ошибочности политик и неправомерных действий. То же самое касается витающего в воздухе эмоционального отношения к рабству в США и Европе, то, как обращались с цветными людьми веками. Рябь всех тех событий укоренилась уже в нас, и мы не можем больше отворачиваться от таких фактов. Большее понимание о травме дает нам большее понимание о нашем травмирующем наследии. Вопросы правосудия по расовым делам сильно вибрируют и вызывают резонанс сейчас больше, чем это было раньше. Семейные дела, связанные с насилием и сексуальной политикой также вызывают резонанс. Движение metoo – это то, через что прошли многие поколения женщин, и эта травма вибрирует в нас. Это не только наша травма, которую мы чувствуем в себе, это также травма, которую мы чувствуем, которая вибрирует в наших бабушках. Это больше, чем просто наша ярость, нас все больше затрагивают такие вещи в коллективном поле, и мы справляемся с ними, призываем ослабить хватку травм и стыда социальных факторов, которые делают многих зависимыми – это касается как женщин, так и цветных людей. Но это хорошие новости. Мы многое можем с этим сделать. Заземляться, быть связанными друг с другом, быть хорошими друзьями, оказывать помощь. Делать все, чтобы поддерживать свое здоровье физически, эмоционально, психологически. Быть призванным выполнять большую работу, особенную работу в эти трудные времена. То, что делают организаторы, собирая саммит по травме, это очень важно. Они делают работу не только для ныне живущих, это работа также и для тех, кто был до нас.

Тирза ответила на вопрос о том, как исцеление межпоколенческой травмы может привести к позитивным социальным изменениям сегодня. Сегодняшняя дискуссия может служить примером, она помогла высвободить много энергии. Понимание того, что в нас есть свет осознания, уже это создает колебания. Мы начинаем чувствовать сострадание в своем уме, в своих сердцах, мы начинаем смотреть иначе на людей на улицах, мы начинаем понимать социальные темы более многомерно и с еще большим состраданием. Мы понимаем, что мы продукт травм и ран, на которые нам надо взглянуть.

Тирза привела пример с проблемой вакцинации – существование противников - мы должны принимать во внимание все мнения, отказаться от оснований нашей личной автономии. Надо разобраться почему люди отказываются вакцинироваться, что же происходит на самом деле, в чем состоит травма, а речь безусловно и о ней. Что мешает людям определиться и не приходить в ярость? Это травма, травматичное наследие тех, кто был лишен власти, людей у которых не было власти, и людей, которые были наделены властью над другими. Речь, в том числе, о процессах колонизации, конспирологии и т.д. — все, что делалось и совершалось против воли людей. Понимание этого открывает больше сострадания к людям. Нам может это не нравиться, но мы пониманием более широкий и больший контекст. Каждый человек действует на основе своих бессознательных паттернов, а у нас есть необходимость видеть бОльшую картину. Собственно, ведение подобных диалогов, осознанность и стремление быть более сострадательным являются ключевыми вещами.
Сдвиг в большее поле нашей взаимосвязанности, в поле нашей сострадательности это то, что в конце концов даст исцеление.

Познакомиться с работой Тирзы Файерстоун можно, посетив ее сайт
ТРАВМА-ИНФОРМИРОВАННОСТЬ И ЭТИКА
новый поток курса - сентябрь 2022
Самый большой курс по построению этичной и травма-информированной практики на русском языке
Поделиться статьей
Подписка на новости проекта
Подписка на новости проекта
Мы пишем вам два раза в неделю, делясь новостями, возможностями и вдохновением