ТЕЛО И ЕДА

"Вообще-то, слушать свое тело — это очень неудобно".

Как эмбодимент учит жить сложно, но с удовольствием
Александра Вильвовская специально для @zelen.media
Если не получается понять, как хорошо, давайте сначала научимся различать, как мне нормально, а как мне плохо? А потом, может быть, где-то по дороге найдем, как хорошо.
Мы управляем телом или тело управляет нами? Почему навыки внимательности и стрессоустойчивости для современного человека выходят на первый план? И стоит ли отказывать себе в любимой булочке, если очень хочется?

Эмбодимент-амбассадор Александра Вильвовская помогла разобраться в сложных перипетиях отношений с телом.
— Начнем с начала: что такое эмбодимент?

Существует масса определений этого термина. Это признание того факта, что мы телесны и что тело — это не такси для мозга и не собрание органов, тело — не объект. Это переживание собственной телесности и наш субъективный телесный опыт.

Человек привык думать, что сначала рождается мысль, а потом происходит действие. Но зачастую телесные привычки, которые мы натренировали в течение жизни, дают импульс мыслям, способу реакций, тому, как мы добиваемся целей и строим отношения.

Современная культура правильного питания во многом сводится к контролю за тем, что и как есть. Как услышать свое тело, а не контролировать его?

Осознанное питание и диетическое питание — это разные вещи. Ценность эмбодимент-парадигмы в том, что можно через что угодно — как человек говорит, берет в руки предметы или выстраивает отношения с едой — выйти на одинаковые телесные и психологические паттерны.

Может быть, у человека такие жизненные обстоятельства, что еда — это единственное, что он ощущает возможным контролировать. Довольно часто все расстройства пищевого поведения как раз связаны с темой контроля. А может быть, для него еда — это единственный способ доставить себе удовольствие.

Еда для человека — это очень редко просто еда, то есть получение каких-то нутриентов для поддержания жизнедеятельности. Фактически люди, как живые существа, задаются двумя ключевыми вопросами: как оставаться в безопасности и как быть любимыми? Для одного человека отношения с едой — это нахождение ответа на первый вопрос. Для другого еда связана с заботой о себе, то есть с любовью. Для третьего — это способ быть не одному. Для четвертого — возможность заработать определенный статус: модные инстадевы предпочитают вегетарианство, и я тоже буду.

Можно ли тогда, обращая внимание на то, что и как ты ешь, узнать что-то о себе? И можно ли превратить это в медитативный ритуал?


Конечно. Большое количество канонических медитаций связано с едой. Например, медитация на изюминку: взять три-четыре изюминки, медленно положить их в рот, исследовать их вкус, форму и свои ощущения при этом. Это одна из форм развития осознанности. И в принципе развития наблюдения. Как я ем? Быстро или медленно? Жую тщательно или заглатываю? Различаю вкусы или мои рецепторы забиты и я уже мало что различаю? У современного человека в принципе дифференциация вкуса в силу большой сенсорной нагрузки очень слабая.

Любые практики развития внимательности тренируют «‎мышцу» наблюдения. С развитием этого навыка человек учится замедляться, замечать происходящее, ставить на паузу и задавать себе вопросы. Можно открыть холодильник и спросить себя: а вот это я хочу? А я вообще есть хочу? Может быть, мне скучно? Может быть, мне тревожно? Может быть, я хочу пить? Может быть, мне поговорить с кем-нибудь хочется?

Предположим, я не ем булочки, но увидела одну в кафе — и ужасно захотела съесть. Происходит внутренний конфликт. Как себя поддержать и на что обратить внимание?

Есть такое выражение: тело не врет. Это неправда, тело врет. Спросите любого алкоголика.
Предположим, захотелось булочку, гамбургер или, если говорить не только о еде, какую-то одежду из магазина, что угодно. Что мы делаем телом? Подаемся вперед. Физиологически эта реакция похожа на реакцию стресса. И для стресса, и для состояния «хочу-дайте-мне-немедленно» срабатывают одни и те же инструменты стрессоустойчивости. Их миллион: иногда достаточно из такой направленной позы выйти в вертикальное положение. Иногда нужно сделать несколько вдохов и выдохов, встряхнуться, потрясти руками или головой. Стряхнуть с себя наваждение и спросить еще раз: я по-прежнему хочу это или хочу уже чуть меньше?
Даже если человек поймет, что хочет съесть булочку, и съест — за этим не последует никакой кары небесной. Это можно сделать с благодарностью к людям, которые ее приготовили, и природе, где эти продукты были выращены.

Есть ли какие инструменты, чтобы почувствовать, а как мне хорошо? И не действовать на автомате.

Стараться наблюдать за своими автоматизмами. Учиться замедляться. Учиться обращать внимание на то, что и как я делаю. Буквально. Какие действия совершаю, какие ощущения происходят в теле.
Если не получается понять, как хорошо, давайте сначала научимся различать, как мне нормально, а как мне плохо? А потом, может быть, где-то по дороге найдем, как хорошо.
...если у человека по каким-то причинам нарушен контакт с ощущением собственной телесности, тогда у него нет личных оснований делать выбор и этот выбор за него делает кто-то другой.
Почему во время эмоциональных всплесков человек прибегает за помощью к еде?

Мне очень хочется легализовать этот момент: то, что мы прибегаем к помощи еды, — это наше право. Это наш навык. Это то, чему мы научены с раннего детства. Таким образом мы себя эмоционально успокаиваем, и это очень правильное действие. Просто это не единственный способ себе помочь. Кто-то покупает ведро мороженого, кто-то идет к психотерапевту, а кто-то выходит на пробежку.

У всех есть какие-то приемы для саморегуляции, и иметь их важно. В них, как в таковых, нет никакой проблемы, проблема начинается в тот момент, когда у нас в арсенале мало вариантов.

В моей картине мира один из важных навыков современного человека — это навык стрессоустойчивости. Мы испытываем стресс, и это нормально. Но к нему важно прикладывать навык здоровой, а не аддиктивной саморегуляции. Опять же есть множество способов это делать.

Когда человек находится в стрессовой ситуации, то в этот момент глупеет на 20 пунктов (по шкале IQ), так устроена биохимия организма. Кортизол так действует на нейромедиаторы коры головного мозга, что у нас отключаются или почти отключаются отделы, которые отвечают за речь, планирование, оценку ситуации и так далее.
Навыки саморегуляции помогают вернуть себя в состояние, когда мозг снова включается. И да, в этом случае человек может сознательно выбрать ведро мороженого, потому что понимает, что прямо сейчас нет другого способа себя успокоить.

Напоследок немного философский вопрос: зачем вообще нужно устанавливать связь с телом? Что это дает?

Откуда мы знаем, что мы живые? Ходить и разговаривать может и робот-пылесос. Как я могу ощущать себя живым человеком? Ответ: что-то чувствовать. Это с одной стороны.

С другой стороны, если у человека по каким-то причинам нарушен контакт с ощущением собственной телесности, тогда у него нет личных оснований делать выбор и этот выбор за него делает кто-то другой.
А так-то это очень неудобно и сильно усложняет жизнь. Приходишь в кафе — а там тебе все невкусно, и что делать? Все время приходится выбирать и загружать мозг, кому это понравится.
Вам может быть интересно
Эмбодимент: базовый курс [поток 2022]
Развитие телесной осознанности для работы и жизни.
ПОЛНОСТЬЮ ОНЛАЙН
Александра Вильвовская
Руководитель проекта "Тело — в дело" и международой обучающей программы Embodied Facilitator Course Russia. Специалист по решению задач через тело и движение.
Поделиться статьей
Подписка на новости проекта
Подписка на новости проекта
Мы пишем вам раз в две недели, делясь новостями, возможностями и вдохновением
Ваше имя
Ваш е-mail
Ваша профессия
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности